Наш телефон:
+7 (495) 998-26-88
+7 (916) 395-18-01

Полиграф. Борьба за легитимный статус. Часть 1.

12 сентября 2014

 

Всё расширяющееся применение опросов с использованием полиграфа в различных сферах способствует не только снижению «градуса дискуссионности», а его повышению. Опросы с использованием полиграфа применяются все шире и шире, однако «градус дискуссионности» не только не понижается, а, скорее, наоборот. Как это нередко бывает,  внедрение инновационных технологий (а полиграф в широком смысле, несмотря на своё более чем вековое использование в практике стран Европы, Азии, и особенно США) сопряжено с многочисленными дискуссиями, как сторонников, так и противников. В Российской Федерации мнение относительно инструментальной детекции лжи ещё более неоднозначно. Конечно, наибольшие споры ведутся об использовании полиграфа в судебной и криминологической практике. На этом фоне его применение в кадровом скрининге и отборе, благодаря наличию многочисленных статей, начиная от Конституции РФ и заканчивая трудовым кодексом, фактически лишены каких-либо рисков использования и оценки результатов на усмотрение работодателя. Так, например, в одном апелляционном определении суд, ознакомившись с результатами полиграфного опроса, в своём заключении отмечал, что «такого рода исследования (заключение полиграфолога – прим. авт.) имеют своей целью выработку и проверку следственных версий, при этом носят только вероятностный характер, не отвечают признакам доказательств и являются предположениями, а приговор не может основываться на предположениях».

В 1992 – 1993 годах в американской специальной литературе появляется термин «судебная психофизиология» (forensicpsychophysiology), что было связано с включением в юридическую терминологию психофизиологического метода «детекции лжи». Специалист, владеющий психофизиологическим методом детекции лжи, получил наименование судебного психофизиолога.

Говоря о психофизиологии, американские учёные понимают её как «науку, изучающую воздействие стимулов на один или более органов чувств человека с тем, чтобы определить и оценить психическое действие этих стимулов путём контроля избранных физиологических функций».

Таким образом, мы должны признать, что судебная психофизиология на сегодняшний день уже является, по меньшей мере, научной дисциплиной, и её выводы, приведенные в соответствие со стандартами и правилами, выходят за рамки предположений даже в рамках судебной практики. К слову сказать, по данным международных научных изданий достоверность результатов дактилоскопической экспертизы, заключения которой с радостью принимаются судами, составляет 60-70%, что объясняется теми обстоятельствами, что на рассмотрение эксперта достаточно редко предоставляется полный материал, а в большинстве случаев - его фрагменты. Для сравнения, валидность опросов с применением полиграфа составляет 85-90%. Другой вопрос, на мой взгляд, более важный – кто проводит проверки на полиграфе? Число полиграфологов на территории РФ стремительно возрастает. На сегодняшний день количество полиграфологов по некоторым данным превосходит число специалистов в США, не говоря уже о других развитых странах. К слову сказать, в мировой практике единственными школами подготовки специалистов полиграфологов являются только те академические заведения, которые сертифицированы АПА (Американской полиграфологической Ассоциацией). Так вот, в этом списке нет ни одной российской школы подготовки полиграфологов. Увы, таковы реалии современной судебной психофизиологии.

Вкратце о проблемах судебной психофизиологии, её становлении и развитии в Российской Федерации. Валидность результатов с использованием полиграфа широко варьирует – от 60-70% «от оппозиции» до 98-100% «от «фанатов». Совет? Комментарии? Пожалуйста. И то, и другое не соответствует реалиям. Данные выводы мы можем сделать на основании личного практического опыта применения полиграфа преимущественно в случаях расследования уголовных, гражданских дел, в которых психологическая (психофизиологическая) составляющая опрашиваемого лица многократно выше, чем в случаях экспериментальных тестирований. Проще говоря, опрашиваемое лицо, подозреваемое в совершении тяжкого преступления, однозначно испытывает большую нагрузку в предъявлении стимул-вопросов, касающихся предметов криминального деяния, по сравнению с человеком, которому изначально «предложили украсть купюру в 1000 рублей», а затем доказать через полиграфный опрос, что данного деяния он не совершал.

В первом случае, при квалифицированном полиграфном опросе, мы реально получим достоверность истинной виновности подозреваемого лица в пределах 85-95%. Во втором случае, мы, конечно, обязаны получить информацию о «присвоении, взятии», но, что важно не о «краже» 1000 рублей. И вот почему. В теории психологических механизмов адаптивно-защитного поведения в рамках проведения полиграфологического опроса, доминирующей теорией (концепцией) является теория «страха наказания» за совершённое деяние. Даже неспециалисту будет понятно, что в первом случае человек, совершивший противоправные действия, будет психофизиологически испытывать большее волнение в сравнении с субъектом второго случая, заранее осведомлённым о том, что в случае его разоблачения – ему ничего не угрожает и это – всего лишь практический эксперимент…

Автор: Виталий Егоров

Источник: diplus.ru

Подписывайтесь на наши публикации.

Мы говорим, что думаем и думаем, что говорим.

 

 

 

Читать статьи по полиграфу:

 

Полиграф. Борьба за легитимный статус. Часть 2.

  

 

Полиграф. Борьба за легитимный статус. Часть 3.