Наш телефон:
+7 (495) 998-26-88
+7 (916) 395-18-01

Модели невербального поведения человека и демонстрация агрессии

28 октября 2015

Агрессия приматов

Модели поведения животных, особенно высших приматов, широко используются в сравнительной этологии. Основоположник этологии человека И. Айбл-Айбесфельдт по этому поводу как-то иронично заметил: «Понятно, что поведение горилл, орангутангов, шимпанзе существенно разнится от поведения человека и наших политиков. Приматам не хватает одного – эволюции поведения обмана и лжи».

В изучении и описаниях агрессивного поведения этологи отмечают, что в подавляющем большинстве случаев животные стараются избежать прямых агрессивных действий. Для этого есть другие программы поведения, которые имеют агрессивный потенциал. К примеру, это может быть демонстративное поведение, ритуализация, а у человека добавляется еще и  вербальная агрессия.

Этология начиналась с изучения поведения животных. Давайте посмотрим, как они ведут себя в конфликтных ситуациях и спроецируем эти модели на поведение людей.

Поведенческие модели приматов

Известная исследовательница антрополог Джейн Гудолл в своей прекрасной книге «Шимпанзе в природе: поведение» приводит достаточно подробный глоссарий поведения шимпанзе в таких каналах, как позы и жестикуляция.

  1. Лёгкое подёргивание головы – быстрые и непродолжительные движения подбородка вверх. В этологии человека движения головы и собственно подбородка также описаны как важный невербальный сигнал. Вспомните - словесно атакующий человек выставляет вперед свой подбородок.
  2. Стремительное поднятие руки – преимущественного в виде согнутого в локте предплечья, имитирующего бросание предмета.
  3. «Сгорбливание» в позиции сидя. При этом плечи, как правило, приподняты. Руки вытянуты в сторону или вперёд. Вообще, поднимание плеч присуще в утверждении статуса в сложившейся доминантной иерархии. Чаще всего такой невербальный сигнал описывается в ситуациях демонстрации оборонительного поведения как попытки защититься или обозначить свой более высокий статус.

Многие виды животных (птицы, рептилии) демонстрируют формы поведения, связанные с увеличением своих размеров для достижения более высокого ранга в сложившейся иерархии. Женские «каблуки» служат не только для повышения роста, но также маркерами повышения своей сексуальности и привлечения сексуальных партнёров.   

В Древнем Риме гладиаторы нередко использовали накладки для увеличения объёмов плечевой области, что символизировало физическую силу и повышало восприятие индекса агрессивности и доминирования.

В свое время критики великолепного фильма режиссёра В.Бортко «Мастер и Маргарита» по произведению М.А. Булгакова отмечали неудачно подобранную роль великолепного актёра – К. Лаврова на роль прокуратора Иудеи (так его обозначал известный историк Античности Тацит) Понтия Пилата.

 Критики не оспаривали актёрский талант Лаврова. Просто прокураторы, как правило, были мощными атлетиками, воинами, способными своей физической конституцией демонстрировать статус «альфа-самца». Заметно похудевший к тому времени Кирилл Лавров явно не соответствовал такому образу, описанному историками периода античности.

  1. Размахивание

Это быстрые машущие движения рук в направлении коммуникатора. Чаще всего отмечается в случаях демонстрации угрозы у самок в отношении самцов.  В этологии человека модели такого поведения описаны в  поведении педагогов начальных классов.

Демонстрация агрессии

«Стучание» учительской указкой по столу и резкие движения указкой используются не только для подчинения учеников. Они служат демонстрацией ранговости учителя и его (её) попытками контролировать сложившуюся иерархию. Жесты размахивания также составляют репертуар многих восточных боевых искусств. 

  1. Раскачивание веток резкими рывками.

  У человека описывается в рамках манипулирования предметами в контексте агрессии. Резкие указательные движения предметами (например, ручкой, карандашом). Манипулирование предметами является одной из основ отдельных техник восточных единоборств. Применяется в виде угрозы, обозначения своего статуса. В более масштабных демонстрациях по мнению А.Хаймера (A.Heymer) военные парады и их демонстрация являются демонстрацией такого рода программ социального поведения.

  1. Бросание камней, веток в сторону противника. Может имитировать бросание с зажатым в руках предметом (камнем, веткой, палкой).
  1. «Перетоптывание» нижними конечностями. Универсальная демонстрация угрозы. Хорошо описана в контексте возможной атаки в поведении человека. Интересно, что позиций этологической политологии некоторые исследователи обращают внимание на сигналы «перетоптывания» нижних конечностей у Президента РФ – В.В. Путина.

       Некоторые связывают данный маркер невербального поведения с проблемами в области позвоночника. Большинство же других исследований анализируют такой невербальный позиционный сигнал как высокий статус доминирования и высокий индекс агрессивного поведения.

  1. Резкое движение ногой вперёд. У человека данный маркер поведения можно обнаружить во многих видах боевых искусств.

Конечно же, репертуар агрессивного поведения у приматов всем этим не ограничивается. Среди поведенческих дисплеев у шимпанзе наиболее демонстративным признаком угрозы является «вздыбливание шерсти».

Данный угрожающий сигнал встречается и среди многих других видов животных (в частности, среди псовых), но именно среди высших приматов, по мнению этологов,  он достигает своего совершенства.

Особого внимания заслуживают вокальные демонстрации агрессивного поведения шимпанзе.

Так, Дж. Гудолл отмечает, что голосовые агрессивные демонстрации шимпанзе варьируют – от тихого лая до громкого лая. Первый вариант сигналов, в частности, сопровождает первые три формы вышеуказанного глоссария. 

Голосовая агрессия у шимпанзе обычно сопровождается уханьем, в то время как настоящая угроза, предшествующая прямой агрессии – лаем и даже визгом (при демонстрации яростных угроз, когда животное испытывает одновременно сильное возбуждение и фрустрацию, то есть -  попросту страх.

Найдите пять отличий

Также интересно отметить, что демонстрация агрессии у шимпанзе, проявляющаяся топанием, голосовыми выкриками  и бывает безудержной. При такой агрессии «достается» даже тем животным, которые первоначально не являлись участниками конфликта, а просто, что называется, - «попали под руку». Ничего не напоминает?

В принципе, такое поведение рассматривается в этологии в рамках переадресованной агрессии.

Так, в поведении шимпанзе это представлено таким образом:

«Часто подчинённый шимпанзе бывает обозлён поведением доминантных особей, которые мешают ему осуществить и реализовать свои намерения. Вместе с тем, подчинённое животное не может в полной мере выразить своё неудовольствие, если разница в их ранге иерархии не очень мала. Как иллюстрация: если некая особь А, представляющая низкий ранг, желая получить лакомую пищу (например, кусок мяса) просит особь В (более ранговую) поделиться с ней и наталкивается на отказ, то у А возникают реакции фрустрации. Если же у особи В ранг ненамного выше, то А попробует отобрать предмет с применением силы».

Понятно, что в современных человеческих сообществах такие модели агрессивного поведения не представлены в чистом виде.

Человек сознательно реагирует на вербальную агрессию. Обидные слова служат важным, а иногда и единственным релизером ответной агрессии или подчинения. Вместе с тем, понимание невербальных маркеров агрессии (в мимике, позе, жестикуляции) позволит вам скорректировать вербальные сигналы, иначе говоря, подобрать более соответствующие ситуации слова. В одних случаях это поможет избежать прямых физических взаимодействий или смягчить их негативные последствия.

В большинстве других случаев удается добиться статусного выигрыша без вербального унижения оппонента.

Как правило, драки и физические конфликты редко являются причиной нанесения тяжёлых физических повреждений, но они связаны с определёнными рисками как для агрессора, так и жертвы подобных баталий.

Изучайте анализ поведения, учитесь читать невербальные проявления своих оппонентов и не доводите решение своих вопросов до драк!

Источник: diplus.ru

Подписывайтесь на наши публикации.

Мы говорим, что думаем и думаем, что говорим.