Наш телефон:
+7 (495) 998-26-88
+7 (916) 395-18-01

Бей тревогу до воров

07 августа 2014

Если вы считаете, что против вас сговорились все ключевые сотрудники – у вас паранойя.

Не тратьте время на чтение этой статьи, лучше бегите скорее к психоаналитику. Если ваш метод управления «разделяй и властвуй» – лечитесь, причем срочно, пока бизнес не накрыло цунами. Думать «пусть топы «собачатся», лишь бы не договаривались и не покрывали друг друга» – огромная ошибка, если, конечно, цель вашего бизнеса – прибыль, а не восседание на троне тщеславия. Чтобы контролировать бизнес-процесс, а не разгребать атаки изнутри, достаточно понимать – кто и чем у вас занимается, кто и за что отвечает, кто кого и как контролирует. Собственнику достаточно быть уверенным в первом круге топов, то есть контролировать реперные точки. Следить за всеми – не имеет смысла, это огромные ресурсы, причем бессмысленные.

Если вы думаете, что ваши приближенные суперэффективны, кристально чисты, без камней за пазухой – вы слишком наивны.

Люди не линейны, если в сотруднике есть плюсы, значит должны быть и минусы. Абсолютно у каждого человека есть система потенциалов – деструктивных и позитивных. Причем существует закономерность – чем сильнее выражены в личности сильные стороны, тем ярче представлены и отрицательные черты. Это закон сохранения потенциалов.

По статистике, 80% всех преступлений в отношении работодателя совершают всего 4 личностных радикала. Первый – любитель самодемонстраций. У него хорошая витиеватая речь, картинные жесты и мимика, он красиво и модно одет, быстро, но поверхностно налаживает контакт с любым человеком. Эти люди, как правило, работают в продажах, пиаре и т.п. отраслях. Без таких любой управленец будет слаб, потому что умение манипулировать и организовать людей – это главная заслуга данного типа личности. Но! У этого же радикала есть обратная сторона: самоориентированность, вечные долги из-за природной неспособности сводить дебет с кредитом и гибкие морально-этические принципы. Такой человек сделает на рубль, а расскажет о своих заслугах на 100 рублей, он будет обличать других, дабы возвысить себя. Вранье и преукрашательство для них – норма, поэтому они легко участвуют в махинациях. Как правило, они совершают ситуационные хищения, это потенциальные откатчики и взяточники. Если этот человек работает в продажах – он на своем месте, просто его нужно правильно мотивировать и контрмотивировать. Если же такой человек у вас в закупках – беда, вы попали на 150%. Мало того, что он склонен воровать, он не будет прорабатывать тщательно ни одного поставщика – дотошный подход к делу этим людям не знаком. Он купит у того, кто первым придет и еще чего-нибудь принесет.

Второй радикал – скурпулезный педант. Эти люди редко меняют работу, внешне они выглядят угрюмыми, нелюдимыми, молчаливыми. Они приходят на работу вовремя, никогда не опаздывают, выполняют всю работу, которую необходимо, никогда не жалуются и не просят повышения заработной платы. Они работают, работают, работают. Это те люди, которые везут и на которых едут. Они очень ценны на производственных предприятиях и даже могут быть руководителями среднего звена. Главная мотивация для таких людей – ориентированность на свой ближний круг и признание их профессионализма. В советское время существовала отличная система для подобных экземпляров: чтобы стать слесарем 6-го разряда, нужно было 20 лет вытачивать одну гайку. Для них каждая последующая категория – признание заслуг.

Для педантов моральное поощрение важнее материального, для них важно видеть неспешную, но гарантированную перспективу профессионального роста, и этим должны пользоваться собственники. Если собственник не замечает такого человека, он создает себе огромную угрозу. Эти люди никогда не будут совершать спонтанных преступлений, они всегда и все планируют с особой тщательностью – долго, не спеша, просчитывая все возможные варианты. Это тот случай, когда человек, работая 30 лет на предприятии, 10 лет планировал себе золотой парашют.

Но самое опасное – если этот человек задумал совершить какое-то хищение, то настолько хорошо обставит все (в отличие от первого, который сделает на импульсе, спонтанно), что о пропаже миллионов собственник узнает много позже, чем тот уволится, причем часто никто даже не заподозрит именно его. Эти люди не воруют, они берут свое – якобы недоплаченное.

Третий психотип – бронелобый саботажник. Он жесткий, агрессивный, с короткой стрижкой, испытывает любовь к гигиене и иерархии, занимается спортом, склонен к агрессии и импульсивным действиям. Если первый психотип будет говорить гадости за глаза, то этот – прямо в лицо и в грубой форме. Данный радикал совершает преступление, не думая, к каким последствиям это приведет. Примерно 80% всех хищений на производственных предприятиях спланированы либо проходят с участием сотрудников охраны, поэтому с ними важно уметь правильно работать. Если перед начальником службы безопасности стоит задача – ловить, никакого не пускать и никого не щадить, то цепные псы – самое то. Если же нужен стратег и коммуникатор – ищите других.

Четвертый радикал – весельчак и душа компании. Эти люди всегда бодры и веселы. У них яркие жесты и мимика, а одеты они часто неряшливо, но универсально – и в пир, и в мир. С одной стороны, такие люди несут в коллектив позитивный настрой, но с другой – как только они выходят из собственного кабинета, другие сотрудники перестают работать. Этот радикал хватается за все, что только можно, но ничего и никогда не доделывает до конца, поэтому КПД – очень низкий, все делает тяп-ляп. Как говорил Салтыков-Щедрин, «не по злому умыслу, но по скудоумию» такой человек совершает противоправные действия в отношении работодателя. Такие люди по глупости разболтают любой секрет, поэтому к закрытой информации их лучше не допускать. Они не умеют тратить деньги, потому что не умеют системно зарабатывать и копить, они по жизни сидят в долгах. Они хорошо работают в первичных продажах, когда нужно захватить клиента. Кроме того, они отличные переговорщики, могут вырулить конфликтную ситуацию, потому что не обидчивы. Но они бессистемные, поэтому бронировать на них клиентов – опасно.

Вообще завязывать какой-то пласт клиентов на одного сотрудника – огромная ошибка, ведь многое строится на личных контактах, отношениях. Клиент должен контактировать с несколькими людьми в компании, чтобы с уходом одного сотрудника, клиент не утек. Если «весельчака» посадить в закуп – тоже беда. У него куча знакомых, поэтому, когда ему что-нибудь нужно, он звонит знакомому Васе и спрашивает: «Вася, у тебя есть труба?» Вася почешет голову и скажет: «Конечно, есть», пойдет и купит у одних, а этому ротозею продаст с накруткой. Наш улыбчивый парень будет думать: «Вася ведь свой, он не обманет, тем более Вася еще подарок принесет». В общем, таких людей ни в коем случае нельзя допускать до всего, что связано с финансами.

Все четыре радикала – зона риска, но и инструменты эффективного ведения бизнеса, поэтому отказываться от них не стоит.

Нельзя подбирать персонал по принципу «абы что не случилось», иначе придете к тому, что работать на вас будут усредненные сотрудники, вроде бы лояльные, но с низким КПД. Да, такие работу не завалят и с клиентской базой не убегут, но они и компанию двигать не будут. А если вы все-таки хотите прогресса, то надо брать людей с большими возможностями, но при этом страховаться заранее, зная, что они зона риска. Идеальных людей не существует, поэтому выбирать сотрудников нужно в зависимости от того, какой функционал на них будет возложен, какие люди будут у него в подчинении и как оформлена вертикальная структура соподчинения в компании. Заградительный и оценивающий орган на предприятии – служба персонала, контролирующий орган – служба безопасности. Так, персональщик еще на этапе собеседования при помощи визуальной диагностики должен идентифицировать психотип кандидата, тем более, если речь идет о топовой позиции.

Слова – всего лишь 7% от коммуникативного контакта, 93% - невербалка

Самая большая ошибка при собеседовании – оценивать содержание слов визави. Все, что говорит кандидат – лишь для того, чтобы его взяли на работу. Он продает себя, но вам ведь не интересно получить субъективное представление о человеке на основании его слов, вам нужна реальная картинка о данном человеке. Если вам продают машину, вы поверите на слово, что она исправная или все-таки отвезете ее на техосмотр профессионалу? Человека нужно не столько слушать, сколько внимательно разглядывать, оценивая его мимику, жесты, психолингвистику, паралингвистику и т.д. Без визуальной психодиагностики нет безопасности. Если тип личности определен правильно, то дальше для него разрабатывается система мотивации и система контрмотивации, которая как раз не даст реализоваться деструктивному потенциалу этого человека – кнут и пряник.

Главное, что должны сделать персональщики и безопасники – создать такие условия, чтобы у людей не было возможности и желания воровать и обманывать, то есть вовремя демотивировать, закрыть каналы реализации деструктивных потенциалов: где-то кого-то переместить на другой функционал, у кого-то перекрыть возможности, где-то иначе выстроить бизнес-процессы.

Существует всего две причины, по которым люди воруют. Первая – работодателем (самим работодателем!) создается ситуация, при которой человек с соответствующим личностным складом может реализовать свою темную сторону. В возникновении ситуаций, располагающих к внутреннему подрыву, на 70% виноваты сами работодатели. Зачастую, миллионы рублей теряются только на откатах. Причем как в закупе, так и в продажах. Ведь получив от контрагента в качестве «индивидуальной стимуляции» 50 тысяч рублей, сотрудник заключает невыгодный контракт наносящий предприятию ущерб, значительно превышающий эту сумму (иногда в сотни и тысячи раз). Вот вам латентная преступность, которую можно предотвратить. Возьмите на вооружение хотя бы одно простое правило работы с потенциальной деструктивностью. Один и тот же сотрудник не должен замыкать на себе несколько смежных бизнес процессов, например, быть зацеплен и на закуп, и на продажи одновременно. Если в вашей компании бизнес-процесс утроен таким образом – вы сами провоцируете людей воровать. Вторая причина воровства – иллюзия безнаказанности. Если сотрудник думает, что преступление не вскроется, а если даже и вскроется, то он не понесет никакого наказания, – рано или поздно он вас подставит.

Один из самых действенных способ отсеять «наивных» – ввести за правило раз в год или в полгода проверять сотрудников на полиграфе. Полиграф здесь – не орудие выявления уже совершенного деяния, а инструмент контрмотивации. Когда сотрудник понимает, что ему придется пройти тестирование на полиграфе, он сам будет гасить в себе негативный потенциал, потому что будет знать – преступление обязательно вскроется.

Чем занимаются сотрудники безопасности в большинстве компаний? Зачастую, мы «бьем по хвостам»: когда уже что-то случилось, пытаемся предпринять какие-то действия, чтобы избежать катастрофы. Выглядит это бурная деятельность иногда даже смешно и к серьезным результатам приводит далеко не всегда. Когда у вас с завода «незаметно» вывезли два вагона меди или из сейфа украли 10 миллионов – это финиш, говорящий о плохой работе службы безопасности. Живая изгородь по периметру предприятия – слишком затратно и неэффективно. Тем более, как показывает практика, через забор крадут не так часто и не так много как кажется. Серьезные хищения без участия той же охраны или отдела продаж почти не возможны. На самом деле хороший сотрудник безопасности – тот, у которого на предприятии ничего не происходит, то есть тот, кто владеет методами профилактики. Но очень часто, сами владельцы бизнеса не готовы платить за то, чтобы у них на предприятии ничего не происходило, надеясь – авось пронесет.

Еще одна ошибка: во многих компаниях персональщики и безопасники – почти враги, из-за чего и страдает внутренняя безопасность. Причина междоусобных войн проста – эти два подразделения воспринимают идеальное решение своих задач с точностью да наоборот: служба безопасности ищет в людях все самое плохое, вытаскивает это на свет и делает все, чтобы человека либо не взяли на работу, либо уволили, тогда
как служба  персонала находит в людях самое позитивное, чтобы его взяли на работу или оставили на работе. Вроде бы задача одна – работа с кадрами, но подходы и решения абсолютно разные, отсюда конфликт и, как следствие, неэффективная работа.

Вам не грозит крах, если хотя бы 40% персонала – лояльные сотрудники.  Если к вам на предприятие придет человек кристально порядочный, но в отделе все воруют, то через полгода он тоже будет воровать или уволится. А вот если ситуация обратная – у вас есть лояльное и честное ядро, то даже, если туда просочится человек с негативными намерениями, то он долго там не протянет, команда отторгнет его. В одной компании первое, что делает менеджер, если ему предлагают откат, – пишет докладную своему начальнику. У них гласит правило – если ты промолчал, значит, обдумывал получение процентов, а это приравнивается к преступлению. Все сотрудники проходят полиграф каждые полгода. Делать скидку на менталитет русских, якобы не склонных к «стукачеству», – глупо. Это не белее чем социальные шаблоны. Дело здесь в отношении сотрудников к компании, в которой они работают. Если в твой дом залезли воры – ты вызовешь полицию, так почему же, если в компании коллеги начинают брать не свое, ты не должен делать того же самого – бить тревогу? Создайте на своем предприятии службу безопасности, лояльную к сотрудникам.

Например, в одной компании безопасники решают не только корпоративные проблемы персонала, но и личные. Если во дворе у какого-нибудь сотрудника вечно пьяный сосед разбил машину, и участковый, занятый поборами с местных коммерсов, не хочет помогать, то сотрудники СБ найдут способ решить эту проблему. Конечно в рамках закона. Персонал доверяет таким «кураторам», поэтому и охотно делится с ними своими наблюдениями. Один известный управленец «Калины» говорил: «Я пилот, а компания – самолет. Если вы сели в этот самолет, то летите по моим правилам, если правила не нравятся – выходите». Мотивация – контрмотивация, кнут – пряник, рука прикрывающая – рука и карающая – если все эти компоненты увяжете грамотно, то можете спать спокойно.

Если случилось ЧП:
1.    Если у вас кража или взломан сервер, или ушел сотрудник с ключевой базой клиентов – срочно закрывайте информацию о произошедшем. Чем меньше народу будет знать – тем лучше. Самая большая ошибка – бегать по предприятию и всем сотрудникам обещать: «Кто вернет деньги, тому ничего не будет». Тот, кто украл, сделал это не для того, чтобы вернуть. В итоге – ноль результата, зато сам директор сильно усложнил работу тем же полиграфологам, которые придут расследовать это преступление. Кроме того, он затягивает время, а время в таких делах – на вес золота.

2.    Если у вас пожар – вызывайте пожарных, если на предприятии подрыв – вызывайте тоже профессионалов (если нет собственной профессиональной службы безопасности). Подрыватели, увидев в компании профессиональную группу детективов, полиграфологов, графологов, психолингвистов и т.д., начнут нервничать, а значит совершать ошибки – профессионалы это увидят. Полагать, что вам поможет полиция, – наивно. Людей, желающих и могущих качественно и за официальную заработную плату расследовать преступления, в органах, к сожалению, на сегодняшний день слишком мало.

Автор: Артем Павлов

Источник: журнал "Бизнес и Жизнь"

Подписывайтесь на наши публикации.

Мы говорим, что думаем и думаем, что говорим.

 

 

 

Также вы можете ознакомиться со статьями:

 

Полиграф для бизнеса: современый ответ паяльнику и лесным прогулкам

 

 

Как заказать и провести проверку на полиграфе?

 

 

Служебные расследования и разбирательства. Инструкция для малого и среднего бизнеса

 

 

 

Пособие по определению достоверности информации: маркеры правды и признаки лжи в невербальном поведении